Sagina    17:00, 22 сентября 2012
Х О Д А Т А Й С Т В О
В порядке ч.2 ст. 233 УПК КР

Мною окончено изучение материалов уголовного дела № 73-11-62 по обвинению моих подзащитных Акжолова, Юсупова, Оморова и Шергазиева в совершении им якобы преступлений в отношении Тян и муфтия Кыргызстана Муратаалы Жуманова.
Изучением установлено, что у следствия каких-либо доказательств вины моих подзашитных отсутствуют, в связи с чем, уголовное преследование в отношении их подлежит прекращению за отсутствием в их действиях состава преступления по следующим основанием.
С самого начала следствие и сотрудники УБОПиК Чуйской УВД в грубое нарушение прав моих подзащитных не представили им адвокатов, хотя с момента появления их в УВД Чуйской области они подозревались с совершении якобы особо тяжких преступлений. И все следственные действия проводились без защитников, а эти доказательства согласно ст. 81 УВПК кыргызской Республики являются ничтожным. Все это было Вами установлено в ходе расследования, но никаких мер в отношении сотрудников милиции Вы не приняли решения в отношении них, что само по себе является нарушением норм уголовно-процессуального законодательства.
Нами в ходе следствия в порядке ст.ст. 123,124 УПК кыргызской Республики были заявлены ходатайства о проведении очных ставок между моими подзащитными и сыном Тологонова, а также между Шергазиевым и Тологоновым, начальником Чуйской УВД Жусубалиевым Б., Министром внутренных дел Кыргызской Республики З. Рысалиевым, допрос Мадылбекова, Шера и Текебаева по обстоятельства данного уголовного дела которые полностью были удовлетворены, но исполнены только частично. В частности до настоящего времени не допрошены О.Текебаев, З.Рысалиев, Б.Жусубалиев, Б.Шер и Т. Мадылбеков. В связи с чем Вы отказали в удовлетворении этого ходатайства неизвестно, так как свой отказ вы ничем не мотивировали, что является грубым нарушением требований ст. 125 УПК Кыргызской Республики, так как указанные в ходатайстве должны были быть проверены в полном объеме, чтобы расследование было объективным.

Кроме того, в СМИ опубликованы статьи, в которых свидетели и очевидцы прямо указывают на преступления, соверщенные по указанию этих лиц, Однако эти лица по этим обстоятельствам не только не допрошены, по делу также не принято решение хотя бы о выделении материалов уголовного дела в этой части или не принято решение о прекращении уголовного дела, так как эти обстоятельства совершенно не расследованы.
Мною также было заявлено ходатайство о допросе и проведении очных ставок между мужем Генерального прокурора Кыргызской Республики А. Саляновой, который совместно с сотрудниками УБОПиК Чуйского УВД фальсифицировал доказательства по делу, вымагая и уговаривая моих подзащитных дать показания против депутатов Жогорку Кенеша Текебаева и других. Однако и это ходатайство оставлено без удовлетворения, тогда как сотрудники милиции по этому поводу были допрошены, которые дали противоречивые показания по делу, практически оправдывая моих подзащитных, так как никто из них не мог пояснить, в связи с чем, Оморова, Шергазиева возили по разным ИВС Чуйской области до 25 дней, не направляя их в СИЗО № 1 как это положено согласно УПК. Это четко указывает на применение насилия в отношении моих подзащитных и в СИЗО их не направляли специально, чтобы прошли следы истязания и пыток.
Каких либо доказательств Акжолова и других вины по эпизоду разбойного нападения на Муратаалы Жуманова у следствия не боло и нет, несмотря на это следствие незаконно, превышая свои полномочия, предъявили обвинение в несовершенном ими преступлении. Даже по их показаниям, их натравливали на нападение на Жуманова, но никто из них даже не призналис, что они забрали имущество у него, а дали показания только о том, что по указанию Текебаева и Шера выгнали муфтия с работы, но о разбое речи нет. Каких либо объективных доказательств по делу, как нет и вещественных доказательств.
Что касается эпизода по нападению на Тян, то все доказательства по делу были сфальсифицированы сотрудниками УБОПиК Чуйского УВД.
Наше ходатайство о том, откуда у Тян в доме находилась такая огромная сумма, следствие таки не стало умышленно выяснять, так как этого не захотел заместитель прокурора Чуйской области Молдалиев М., хотя Вы это скрываете, то на это указывают родственники моих подзащитных, которые были свидетелями этого неприглядного происшествия, лично Вас пригласили в свой кабинет Молдалиев именно по наущению Тян, после чего допрос о деньгах был прекращен.
Почему Тян обратился только через полтора года следствие так и не выяснило и почему он по указанию Сыдыкова Бакыта раздавал деньги для расшатывания ситуации в республике не выяснялся, что говорит о том, что Генеральная прокуратура ведет подрывную деятельность против новой власти. Почему после возбуждения уголовного дела по факту массовых беспорядков на площади Ала-Тоо он сбежал из республики так и остался невыясненным.
Само опознание Оморова по делу проведено с нарушением закона. Свидетели Джоробаева Рано и Шермаматова Фарида показали, что когда они стояли в коридоре УВД Чуйской области вместе с Оморовым Дастаном, мимо провели Тян, на которого оперуполномоченный при них нагло показал на Оморова и что-то сказал. После этого провели опознание, где Тян прямо указал на Оморова как на лицо совершившее на него разбойное нападение. О том, что это Тян они узнали позже. Это говорит о прямой фальсификации.
По неизвестным причинам следствие верит оговору в отношении себя, от которых мои подзащитные отказались, но не верит их показаниям и показаниям других свидетелей, а тем более сообщениям в средствах массовой информации, которые совершенно не проверены.
Несмотря на существенные противоречия в показаниях Тян и Оморова, которые так и не устранены в ходе следствия, следствие каким-то образом убеждены, что Тян через столько времени и потрясений без запинок узнал в Оморове человека совершившего на него разбойное нападение, по почему то он не опознает Юспова и Шергазиева, которым

также предъявлен этот эпизод, которые же отрицают свию вину а по версии следствия они вместе напали на Тян. Участие же Акжолова совершенно не обоснован и, нет каких-либо доказательств участие всех в данном эпизоде.
Кроме того, допрос моего подзащитного Шергазиева также сфальсифицировали сотрудники Чуйского УВД, которые протокол допроса, составив от имени Шергазиева, подделали его подписи, тогда как он сам этот протокол допроса не признает, тем более фальсификат виден невооруженным глазом. Однако Вы на это умышленно внимание не обратили. Также где находится его объяснительная написанная Шергазиевым собственноручно следствие так и не выяснило.
Обвинение по эпизоду о создании преступной группы Акжоловым ничем не подтверждено, так как создание такой группы предполагает распределение ролей, о чем следствие не добыло ни одного доказательства и это обвинение предъявлено огульно, потому что ни один из моих подзащитных не дает показания о том, что именно Акжолов создал такую группу, распределил роли и давал команды о совершении каких-либо преступлений. От своих показаний о том, что Акжолов якобы направил их на совершение разбоя, другие мои подзащитные отказались, а других каких-либо доказательств по делу нет.
Что касается эпизода по якобы обнаружению патронов от пистолета в сейфе Акжолова, то из съемки, произведенной во время обыска, сам процесс обнаружения не снят и видна только спина проводившего обыск. Сам момент обнаружения не снят, тем более он проводился без участия представителя 10-го Управления МВД Кыргызской Республики Джугариева. Кроме того, из этой же съемки видно, что обыск сам по себе проводился в грубое нарушение уголовно-процессуального законодательства, так как на кабинете находилось множество людей, а именно сотрудники УБОПиК, что и позволило нарушить закон, сфальсифицировав «доказательства» по данному эпизоду. Почему они находились все в кабинете, так вразумительного ответа следствии не выяснило, как и в связи с чем, в кабинете вместе со следователем и двумя понятыми оказалось множество людей.
Почему следствие избирательно подходит к доказательствам по делу и верит показаниям в отношении себя данными под давлением и обманном при помощи мужа Генерального прокурора Саляновой, верит показаниями Тологонова, отрицая многочисленные показания свидетелей как раз говорит об отсутствии объективного расследования данного уголовного дела и избирательной оценке доказательств по делу не в пользу моих подзащитных как этого требует закон.
Все эти данные по делу так и остались не исследованным, которые согласно уголовно-процессуального законодательства подлежат расследованию в полном объеме, с целю исключения неполноты следствия, тем более когда отсутствуют какие-либо доказательства вины моих подзащитных, а при таких обстоятельствах уголовное преследование в отношении них подлежит прекращению за отсутствием в их действиях состава преступления.
Кроме того, Вам не расследован ни один из эпизодов указанных в обращениях, заявлениях моих подзащитных, а также опубликованных в средствах массовой информации, хотя УПК четко и ясно требует, чтобы все сведения о преступлениях должны быт зарегистрированы и проверены, т.е. в настоящее время следствие фактически укрывает преступления, о которых сообщили мои подзащитные и средства массовой информации. Что является преступлением.
На основании изложенного, руководствуяс ст.ст. 233 ч.2 УПК Кыргызской Республики,

П Р О Ш У :

Уголовное преследование в отношении Акжолова Абдували, Оморова Дастана, Шергазиева Азамата и Юсупова Абдуллы прекратить за отсутствием в их действиях состава преступления.
Возобновить следствие и расследовать все факты, указанные в СМИ и сообщениях, заявлениях граждан.
Приобщить к уголовному делу следующие газеты и обращение:
- Дело № от 8 февраля 2012 года
- МК Азия за 7-13 февраля 2012 года
- «Фабула» за 8 февраля 2012 года
- обращение Дуйшенкуловой а. и Джоробаевой Р. И в полном объеме расследовать все сведения, указанные в них.

Приложение: газеты и обращение


Адвокат Т. Абдиев
atimur    12:10, 21 сентября 2012
Об этом преподаватели Каракольского вуза, недовольные ректором Курманбеком Абдылдаевым, сообщили сегодня, 21 сентября, на пресс-конференции.

Как отметил преподаватель Чыныбек Ажыбаев, в Трудовом кодексе есть статья, гласящая, что в одном учреждении не должны работать родственники.

"Но Абдылдаев привел свою дочку в отдел международных связей и аспирантуру. Она объезжает весь мир. Недавно была в Китае, прошла стажировку за счет университета. Зять работает его водителем. Сын работает начальником отдела техобслуживания. У нас есть должность проректора по административно-хозяйственной части. Так вот, на это кресло он привел своего друга. То есть на всех ключевых должностях сидят люди Абдылдаева", - сообщил Ажыбаев.

Преподаватели говорят, что сейчас Абдылдаев подает на них в суд якобы за то, что они его оклеветали. В качестве ущерба он требует 1,3 млн сомов.

X